Праздники… продолжаются!

Зарисовка нашего постоянного автора Ольги Карвахаль о постновогоднем настроении.

Храм Тенно-дзи, Осака, Hasui Kawase, 1927

В детстве я любила новогодние праздники вплоть до 1 января, а дальше на душе наступало унылое after-party, для которого мой старший брат позже придумает многословный термин, заимствованный из песни группы АВВА: «no more champagne and the fireworks are through».

В переводе же с английского на детский это означает, что подарки распакованы, и с каждым днем в них становится все меньше дорогих сложно одетых конфет и все больше ментоловых или барбарисовых леденцов, которые доживут до марта. Ну и елка лысеет на глазах — печаль…

Зато во взрослой жизни все наоборот. Первое, второе и даже третье января — это нечто вроде вроде медового месяца! Год вроде и начался, но пока ничего не происходит, да и не может произойти. Все сидят по домам, поджав ноги, и смотрят ламповое кино, где герои в одеждах прошлых лет постоянно пьют мартини или чай. От этого зрителям тоже хочется мартини или чая, и тогда кто-то нажимает на клавишу «спейс», заставляя дам с холодной волной и стареющих мужчин с лакированными проборами замереть с бокалами, и идет кухню ставить чайник. Заодно из холодильника извлекаются развалины торта или рождественского кекса, похожего на компактное месторождение изумрудов и рубинов из детского сна.

В ожидании чая ты подходишь к окну и бессмысленно глядишь в темную пустоту, стараясь почувствовать разницу…

Текст: Ольга Карвахаль

Отправить ответ