Кирилл Просвиренников: эмоции от телешопинга — это как подарок на Рождество!

О прыжках с парашютом, о фехтовании, о шоу «Стильные советы» и об эмоциональной общности с Рикардой Мануэлой, лицом бренда Ricarda M.

Кирилл, я позволю себе зачитать несколько строк из Вашего актерского резюме: верховая езда, стрельба из пистолета, профессиональное фехтование, экстремальное вождение, прыжки с парашютом. С первого взгляда, на Джона Рэмбо Вы не похожи. В чем секрет?
— По своему первому профессиональному образованию я – актер театра и кино, закончил театральный институт в Екатеринбурге, где и родился. И когда ты переезжаешь из большого города в еще более громадный город под названием Страна Москва, потому что Россия и Москва – это два разных понятия, то ты должен уметь все и даже больше, чтобы хоть кто-то тебя заметил. Поэтому то, что написано в моем резюме, которое я составил несколько лет назад и рассылал по актерским агентствам, это, действительно, все правда. Слава Богу, мне повезло и за тридцать один год моей жизни мне довелось много где сниматься и много где побывать. И эти навыки… я их как губка, как салфетка Das Blaue Wunder впитывал, накапливал. И да, я это все умею, но не на высокопрофессиональном уровне, разумеется. Но все-таки могу.

— А «полицейский разворот» сможете? Это очень сложно?
— Наверное, сейчас не смогу. Точнее, смогу, если это вдруг понадобится во время съемок, но не сходу в режиме «Ну-ка иди, покажи». Такие навыки нужно восстановить, потренироваться. А вот фехтовать могу сходу. Есть такая дисциплина в театральном институте, она сдается наряду с другими, и я ее сдавал. Поэтому не мушкетер, но азы фехтования и команду «Коли!» я знаю.

— А парашют?
— А парашют – это мне четырнадцать лет. В строжайшей тайне от мамы – она не знала об этом потом еще целый год – мой отец организовал прыжок с парашютом. Я всегда хотел прыгнуть, у меня два прыжка – и при третьем был бы разряд. Но на третий прыжок у меня не хватило времени, потому что это вещь и эмоционально, и физически, и по времени очень затратная.

— Прыгать страшно было?
— Первый раз – нет. А вот второй раз, когда уже знаешь, что тебя ждет и предчувствуешь это, особенно состояние свободного падения, которое происходит до открытия купола… Это вызывает определенное волнение. Я даже сейчас это вам рассказываю, а внутри – такой «огонек». Такие воспоминания остаются на всю жизнь! Если позволяет здоровье и, я бы сказал, «чувство неадекватности», то это один из самых незабываемых жизненных экспериментов, рекомендую (смеется). Всего у меня было три таких эксперимента.

— Интересно, а какие два других?
— Первый – это как раз прыжок с парашютом. Второй эксперимент – спуск на глубину 500 метров в золотодобывающую шахту во время съемок фильма еще когда я жил в Екатеринбурге, под городом Березовский, на Урале. Это был спуск с настоящими шахтерами, теми, кто работает в этой шахте. А третий эксперимент – это проезд на открытой платформе товарного поезда, ехавшего на скорости около 80 км/ч. Машинист тогда не совсем понял, что от него требуется, а мы, актеры, стояли на платформе, у нас не было никакой страховки, два мальчика и две девочки. И мы понимаем, что еще чуть-чуть – и мы слетим оттуда! Буквально зубами за воздух хватались! Проект был бюджетным, каскадеров не было, поэтому мы сами делали этот трюк. Сейчас бы я на это не пошел. Но в двадцать лет ты еще способен на такие безумные поступки!

— А как вообще началась Ваша актерская карьера?
— Само так получилось. У меня в семье нет ни одного актера, ни одного гуманитария, нет ни одного человека, связанного со словом. Родители у меня инженеры и математики. Но, во-первых, мне с детства это так называемое лицедейство очень нравилось. А, во-вторых, я еще в довольно раннем возрасте понял, что если ты умеешь импровизировать и грамотно себя подавать, станешь мастером коммуникации, то это может очень пригодиться в жизни и ты сможешь получить все, что хочешь. Поэтому я решил попробовать стать профессиональным актером.

— Каким образом Вы оказались на Shopping Live?
— Большое спасибо Элеоноре Хабибулиной. Я тогда работал на проекте «ТВ-Бинго». Это государственная лотерея и программа выходила на телеканале ТНТ по воскресеньям. Случилось так, что Элеонору пригласили заменить ведущую, потому что она подходила по требуемому типажу. И в перерыве мы разговорились в гримерке: вот так я и пришел на Shopping Live. Это был даже не кастинг, мне просто сказали: мы тебя сейчас помучаем, выживешь – значит, останешься. Не выживешь – уходи… Выжил!

— Свой первый эфир помните?
— Конечно! Это была бижутерия. Но помню, как в тумане. Когда у нас тут на Shopping Live все начиналось, еще не было никаких особых правил того, как вести прямой эфир. Это сейчас уже разработана определенная канва, схема ведения эфира, которой следует соответствовать. А тогда… не было берегов. Я даже не думал, о чем рассказывать. Мне просто давали некий товар и говорили: у тебя на него семь минут и эти минуты должны быть интересными. Будет интересно – молодец, нет – до свидания! Как будто щенка с лодки в воду бросали. И все мы, ведущие со стажем на Shopping Live, «ветераны», начинали именно так. Мы делали себя сами. Часто нас встречают люди на улице, из числа тех, кто узнает, и спрашивают: кто вас учит? Как вы готовитесь? Кто вам пишет сценарий? А нам никто их не пишет. До сегодняшнего дня это была хаотичная импровизация. А сейчас уже есть, скажем так, определенный устав, что ты должен сделать.

— Что лично Вы покупаете на Shopping Live?
— Мне кажется, я – самый заядлый клиент Shopping Live! У меня есть практически все, из каждой товарной рубрики. У нас на канале есть даже шутка: «Сам у себя купил!». И это действительно так. Когда рассказываешь о товаре, ты знакомишься с ним и узнаешь о нем все. И зачастую понимаешь, что этот конкретный товар тебе необходим. Я очень люблю постельное белье и вообще, текстиль. У меня также много шампуней и средств по уходу, что особенно требуется в рамках моей профессии. И еще мне очень нравятся различные товары для дома от Shopping Live, о которых я никогда бы не подумал, что это все было изобретено! В частности, у меня есть пароочиститель, мой первый помощник на любой генеральной уборке. Еще я покупаю большое количество обуви для своих близких: для мамы, для подруги, для бабушки.

— А зачем, на Ваш взгляд, телезрителям делать покупки у нас? Что такого особенного на Shopping Live?
—  Не могу сказать за всех, у каждого свой мотив. Но я могу сказать одно: это действительно очень удобно, когда ты видишь товар. Не просто в подробностях узнаешь о нем, а буквально видишь в формате 3D, как будто делаешь трехмерное УЗИ этого товара: ты знаешь о нем все. Это относится к любому нашему лоту: и красота, и товары для дома, и мода, все, что угодно! Второй момент: телешопинг – это своего рода эмоциональный наркотик. Ты делаешь заказ, ждешь его, затем получаешь посылку и, наконец, открываешь ее! И вот это ожидание, по своему эмоциональному накалу, можно сравнить с подарком на Рождество или Новый год в детстве!

— Некое волшебство?
— Да, волшебство, восторг, мимолетное счастье… Мне кажется, ради таких радостных эмоций вообще стоит жить!

— Кирилл, Вы – ведущий. Как правило, в эфире работаете на пару с экспертом. Какие из экспертов запомнились Вам больше всего?
— Я люблю всех наших экспертов, но есть те, которые мне ближе эмоционально. Самые необычные эфиры у меня бывают с брендом косметики Ricarda M. и с самой Рикардой Мануэлой, моей хорошей знакомой, я ей очень симпатизирую. Она такая… взрывная! С ней очень интересно общаться и работать в студии. Во-первых, потому что мы с ней очень похожи эмоционально. Во-вторых, мы с ней очень хорошо понимаем друг друга, не то, что с полуслова, а, я бы сказал, с полувзгляда! И это несмотря на то, что мы говорим в эфире и в жизни на разных языках.

— В таких случаях говорят, есть «химия»…
— Да, у нас с Рикардой действительно есть «химия», и это очень приятно. А если говорить о наших экспертах, то это, в первую очередь, Алена Булахова, Саша Бриль и Вета Данчук, наши эксперты по обуви. Эти девушка – мои и друзья и в жизни, и на работе. Поэтому на Shopping Live мы с ними встречаемся не просто как коллеги, но и как друзья. В результате наши совместные эфиры – это дружественный диалог в полном смысле этого слова. И такое общение делает эфир эмоционально богаче. Мы можем в эфире подшутить друг над другом, конечно, в рамках приличий. Но все-таки, такие шутки, «подколы» могут позволить себе только действительно очень близкие люди, которые друг друга хорошо знают. Мне также кажется, что это добавляет и зрительского интереса, потому что всегда интересно смотреть живой диалог, а не диалог, который пытаются «склеить».

— Ну, и наконец, Ваше авторское шоу «Стильные советы с Кириллом Просвиренниковым». В чем его отличие от обычных эфиров?
— Во-первых, тем, что веду его я (смеется). А также тем, что в своем шоу мне можно выходить за рамки дозволенного, за рамки тех правил, которые существуют для обычных эфиров. Мне предложили вести его и, фактически, наградили. Это большая честь и я рад, что мне доверили вести такое шоу. Можно сказать, что мне, как ведущему, поставили достаточно высокую оценку. И я хочу также поблагодарить Наталью Свиридову в плане подготовки этого шоу. Просто низкий поклон ей, она – наш стратегический продюсер и мой большой друг, мы понимаем друг друга буквально с полужеста, с полувзгляда. В любом вопросе бывает необходима поддержка влиятельным словом и Наташа – то самое «влиятельное слово», которое помогает нам сделать шоу «Стильные советы» лучше.

Звездный блиц:

— Любимый актер?
— Леонардо Ди Каприо.

— Любимая актриса?
— Шарлиз Терон.

Cтиль – это…
— …индивидуальный почерк, определяющий тебя, как личность.

— Что такое настоящий экстрим?
— Попробовать что-то неизведанное, неважно, что, будь то новое блюдо, какой-то спорт или новая работа.

— Опишите себя, как ведущего, одним словом?
— Позитивный.

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Текст: Сергей Пашкевич

Фото: Алексей Хромушин

Отправить ответ