Елена Вуйович: мой отпуск в России стал моей жизнью

Елена Вуйович, эксперт сербской марки эмалированной посуды Metrot — о том, как она выучила русский язык, о своих детях, которые говорят по-русски лучше, чем по-сербски, и о том, что ее жизнь напоминает слоган бренда — «Из Сербии с любовью»

— Елена, расскажите, как вы стали экспертом Metrot, знаменитой сербской марки посуды, на Shopping Live?
— Это довольно долгая история. В России наша компания работает с 2001 года – а в Сербии, в Югославии, наш завод открылся еще в 1959 году. В России же я оказалась благодаря мужу: мы познакомились за полгода до того, как он приехал в Москву, как раз, чтобы открывать представительство Metrot. Он, как и я, из Сербии. Его зовут Милан, он из городка Горный Милановац. Это не только его родина, но и родина Metrot – там находится наш завод Metаlаc. И мы с ним познакомились как раз там.

— А вы сами тоже оттуда?
— Нет, из другого города, тоже небольшого, называется Смедерево, совсем недалеко от Белграда, нашей столицы. Он расположен в 46 километрах к северу от Белграда. И моему тогда еще будущему мужу как раз в тот момент, в октябре 2000 года, предложили возглавить российское представительство. И вскоре после этого, помню, это был июнь следующего года, он пригласил меня в гости в Москву, к себе. В то время я никак не была связана с Metrot: работала в Сербии и занималась продажами электроплит, а также дровяных печей – у нас в очень много частных домов и во многих из них как раз используются дровяные печи. И приезжать в Москву – этого вообще не было в моих планах! Но все же взяла отпуск и приехала. Москва мне понравилась, кроме того, это было лето, и было тепло. И затем все-таки вернулась в Сербию.

— И как же к этому отнёсся ваш будущий муж?
— Скажем так, он был не очень счастлив. Он подумал, что, приехав к нему в отпуск на месяц, я останусь. Он думал – все уже, вот сейчас мы поженимся (смеётся). И спустя два месяца, в августе, Милан уже приехал ко мне в Сербию сам. И приехал уже с купленным мне билетом в Москву. Он просто сказал: обратно мы едем вместе. И я согласилась. Свою совместную жизнь начали именно в Москве. Тогда тут как раз открылся наш завод – а мы тогда с Миланом жили в квартире, где еще одновременно был и офис компании. В общем, бизнес Metrot мы начинали в Москве с нуля: в одной комнате – компьютер, в другой – жили мы.

— А как вам показалась жизнь в Москве?
— Кошмар, так холодно было! В тот год была очень холодная зима, было -30 градусов! А я привезла из Сербии совсем легкую одежду, все было такое тоненькое (смеётся). Думаю, после этого не было такой холодной зимы… Я быстро забеременела, потом мы поженились – ради этого мы поехали в Сербию, наша свадьба как раз была в Горном Милановаце, где дом мужа и дом его родителей. И затем здесь, в Москве, в мае 2003 года, родился наш первый ребенок – сын, его зовут Алекса, это по-сербски, а по-русски его зовут Алекс. И вот я сидела с ребенком, один год прошел, второй, третий – было довольно трудно: родных нет, подруг нет, сижу дома, никуда не хожу, делать нечего, скучно, по-русски не знала ни слова… Тогда я практически не работала – только немного помогала мужу.

— Жестко…
— Да, очень тяжело. И уже раз сто думала о том, чтобы вернуться домой, в Сербию – и, соответственно, не один раз говорила об этом мужу. А он мне сказал тогда: давай еще год-два потерпим, а потом подумаем об этом… Но… потом, еще через два года, в 2005-м, родилась дочка.

— Елена, получается, у вас двое детей?
— Да, сын Алекса и дочь, Нина. В России сына, конечно же, все зовут Алексом.

— У них практически русские имена…
— Да они и по-русски говорят лучше, чем по-сербски! Они у нас, получается, русские, говорят без акцента. Хоть и по-сербски много общаются со сверстниками из Сербии, со своими двоюродными братьями и сестрами – благодаря Facebook и Instagram. А вот я тогда, как уже говорила, не знала ни слова по-русски, и даже в роддоме – мне сказали: Лена, вот пара слов, которые надо было выучить – вот так и рожала (смеётся). Но, потом дети пошли в садик, появилось свободное время – и я пошла работать в наше представительство финансовым директором. А муж работал генеральным директором, главой представительства Metаlаc. А затем сын пошел в школу здесь, потом дочка – и вот таким образом мы и остались жить в Москве. Конечно, в Сербии мы бываем довольно часто – три-четыре раза в год – и еще летом я всегда провожу там пару месяцев с детьми.

— И каким же все-таки образом вы стали экспертом Metrot? Мы возвращаемся к самому первому вопросу интервью – и, наверное, уже подошли к ответу…
— Дело в том, что я всегда стремилась к какой-то медийности, куда-то попасть. Например, в какой-то журнал, либо еще куда-то, сама толком не понимала. Хотелось просто оставить, что называется, свой след. И вот так прошло несколько лет и как-то раз муж поехал во Франкфурт, в Германию. И там встречался с представителями Shopping Live – как раз на выставке посуды. И потом говорит мне: Лена, ты не хочешь поехать в телецентр Останкино с нашим сотрудником, Романом, сняться в ролике на телевидении? Мы хотим с ними сотрудничать в телешопинге, им в Shopping Live понравилась наша посуда.

— Елена, а муж знал о том, что вы хотите «оставить свой след»?
— В принципе знал, но мы это так подробно не обсуждали. Поэтому я согласилась: что там, всего-то подержать кастрюлю и сфотографироваться. Подумала еще: класс! А вот уже в Москве, здесь, в Останкино, поняла, что это самый настоящий кастинг. Об этом он мне тогда не сказал (смеётся). И еще я тогда только по-русски начала говорить…

— Вы прекрасно говорите по-русски.
— Спасибо, но это, может быть, сейчас. А вот тогда… Но, если честно, я горжусь тем, как говорю по-русски. Хотя я и никогда не изучала язык системно: все на разговорном уровне. Помню, когда дети болели, узнала такие слова от докторов, как «сопли», «насморк»… Мой муж, например, еще в школе изучал русский. А вот я – нет, все из жизни в России. Поэтому мне самой удивительно – потому что, например, я делаю очень мало ошибок в письменном русском. И вот на кастинге – камеры, люди, свет – у меня начался, что называется, мандраж. Звоню мужу: ты с ума сошел, куда ты меня позвал? А он мне говорит: ты знаешь, так и мне никто про такое не сказал – понимаете, на голубом глазу он мне это все сказал (смеётся). И затем продюсер на кастинге говорит: Лена, расскажите про вашу посуду. А я отвечаю: господи, я даже не знаю, как по-русски сказать «эмаль», ведь Metrot – это же эмалированная посуда. До этого я занималась финансовыми отчетами и, конечно же, никогда не продавала посуду в телестудии. Все эти термины, технологии – ничего еще не знала. И вот мы уехали с кастинга. А через три дня Роман, сотрудник, с которым мы были на кастинге, говорит мне – Лена, не подходишь: понимаешь, человек приходит и молчит.

— Отказ огорчил?
— Нет, наоборот, даже испытала облегчение. Ведь тогда ничего не получилось. Хотя, с другой стороны, где-то глубоко в душе я верила в то, что смогу выиграть кастинг…

— А что же было потом?
— А потом мне еще раз позвонили из Shopping Live – буквально через два-три дня. И предложили попробовать еще раз: но на это раз просто выучить текст – про нашу посуду, кастрюли, про бренд Metrot, про завод Metаlаc – и произнести его перед камерами. И даже в этот раз я никак особенно не готовилась – просто мне было бы стыдно еще раз там оказаться – и ничего не сказать толком. Поэтому прочитала по-русски историю нашего бренда, выучила термины, кое-что даже распечатала – и поехала на кастинг вновь. И на этот раз все было хорошо – меня приняли на работу экспертом Metrot на Shopping Live. Это было в сентябре 2015 года.

— И вот мы дошли до вашего первого официального эфира.
— Да. Приезжаю в студию – а тогда было запланировано целых пять прямых эфиров в день – прямо как сейчас у меня. И продюсеры говорят: надо за этот день распродать восемьсот единиц – самой разной продукции – кастрюль, чайников и так далее. А у меня пульс – 300, я вся на адреналине! В тот момент я даже не думала про продажи – меня интересовало, как буду смотреться в студии, как буду говорить по-русски. Конечно, был страх перед камерами… А тут еще и продавать! А еще и готовить прямо в студии, разговаривать с ведущей, отвечать на ее вопросы… Но я собралась – прическа и все такое. Такая вся красивая пришла (смеётся). Все помню как сейчас, и камеры, и софиты, помню, что готовила – это была фасоль. И, в общем, через двадцать минут ведущая говорит, что мы все продали. Мы все продали, все восемьсот штук!

— Двадцать минут! А у вас был час. И потом еще четыре часа эфиров? И что же вы делали в остальное время?
— Ничего – меня просто отпустили домой! Никто такого не ожидал – мы распродали все, что было. В тот раз хотели просто попробовать – как пойдет товар. И вот он так пошел. Наверно, зрителям понравилось – что эксперт непосредственно из Сербии и при этом еще говорит по-русски. Все были на Shopping Live в восторге – такого еще не было. Тем более, что мы продавали нашу линейку Edem – это самая популярная посуда от Metrot, такие красные кастрюли. Так все и началось. И теперь мы продаем в день тысячи и тысячи единиц нашей продукции! Сегодня, получается, вся Россия знает про Лену с Shopping Live (смеётся). А звонят правда мне со всей вашей большой страны!

— Елена, а как вы представляете свою аудиторию, когда ведете прямой эфир в студии?
— Откровенно говоря, мне не столь принципиально, смотрит меня один человек или же миллионная аудитория. Ты просто выходишь в студию и работаешь — для каждого отдельного человека — и вот это уже по-настоящему важно. Конечно, приятно, когда мне говорят о популярности моих презентаций на Shopping Live, но я совершенно одинаково отработаю как для одного человека, так и для целого миллиона. И мне нравится работать на Shopping Live – это всегда очень интересно.

— С какими профессиональными трудностями вы сталкивались при работе в прямых эфирах?
— Да тут даже не трудности… Понимаете, наша посуда – наши кастрюли, чайники, даже турки – это не крем для рук, при всем уважении. Это просто товар другого жизненного цикла. Крем закончился через месяц – и вот уже надо покупать новый. А у нас посуда такая качественная, что ей можно пользоваться долгие годы. И вот стоит задача по-прежнему удерживать внимание наших покупателей, как бы подогревать их интерес к нам. Поэтому мы постоянно разрабатываем новую товары, новый дизайн, новые цвета и расширяем наш ассортимент. И я горжусь тем, что сделала за эти годы на Metrot, что внесла свой вклад в наш общий успех на Shopping Live.

— Ну, а что у вас с хобби?
— Вы знаете, я же не только эксперт на Shopping Live. В Metrot я каждый день хожу в офис, работаю там финансовым директором. Мой муж – генеральный директор, глава представительства в Москве, а я занимаюсь финансами. Поэтому я занята каждый день и времени не так уж много. Но… люблю групповые танцы – зумбу, в первую очередь, это латиноамериканский танец, быстрый такой. Люблю также румбу и самбу. Но вот хожу довольно редко, поэтому даже не знаю, можно ли это назвать хобби. Хожу туда в основном со своими сербскими подругами. Ну, еще иногда выбираюсь в фитнес и немного плаваю в бассейне.

Звёздный блиц

— Любимый актер?
— Знаете, мой любимый фильм – «Месть», с Кевином Костнером. Вот он и есть поэтому мой любимый актер.

— А актриса?..
— Из того же фильма, Мэделин Стоу.

— Любимый цвет?
— Красный, цвет страстной любви.

— Идеальный отпуск?
— Пляж, песок, солнце и… книжка.

— Что такое стиль для вас?
— Стиль – это то, что у нас внутри. Красивая одежда – это хорошо, я и сама люблю ее. Но дизайнерская одежда без содержания – это пустышка. Зачем тогда человеку дорогая машина или еще что-то? Если я смотрю в глаза – и там ничего нет, то мне неважно, как этот человек выглядит и что у него есть. Поэтому стиль для меня – это сущность, цельность, отсутствие «понтов», именно это определяет личность.

— Опишите себя, как профессионала, одним словом.
— Искренняя.

Текст: Сергей Пашкевич

Фото: Алексей Хромушин

Отправить ответ