Екатерина Богданова: рекомендую только то, в чем уверена сама

О туре Chanel, о высокой моде и об энергетике на Shopping Live.


— Катя, вы знаете, я немного почитал о вас в интернете и мое внимание привлек следующий эпизод в вашей модельной карьере, а именно тур Chanel по Японии, в котором вы принимали участие. Мне это показалось весьма интересным. Расскажите об этом подробнее: как такие вещи вообще происходят?
— В Японии существует несколько подобных модельных туров, похожих на гастроли. Они называют это именно турами. И первым – и самым главным из них – является как раз тур Chanel. В него попасть очень сложно, потому что набирается примерно двадцать моделей различных типажей. И вот эти двадцать человек, назовем его основной состав, совершают турне по всем крупнейшим – и не только – городам страны с модными показами.

— Это фэшн-тур бренда Chanel, правильно?
— Да. В туре принимает участие большая команда: она везет платья для показов, огромное количество аксессуаров, также то, что называется fine jewelry, то есть ювелирные украшения тоже едут с нами в таком туре – в сейфах и в сопровождении впечатляющего количества охранников, все это выглядит очень антуражно.

— В общем, тур Chanel своим размахом чем-то похож на гастроли глобальной рок-группы, такой, как Rolling Stones?
— Да, есть определенное сходство (смеется). И, как я уже сказала, тур охватывает очень много городов – не только больших, но и сравнительно маленьких. Естественно, это Токио, это Осака, это Киото – но этими городами тур далеко не ограничивается. Утром происходит репетиция показа, вечером – сам показ.

— Это подиумная история?
— Верно, все шоу происходит на подиуме. Все очень красиво устроено, на показы приходит множество зрителей. И все идет как на конвейере: просыпаясь утром, мы не всегда понимали, какой именно это город. В общем, во время такого тура осмотреть достопримечательности, просто посмотреть город далеко не всегда удавалось: график был очень напряженным. Либо спишь, либо работаешь. Поэтому, как это ни парадоксально, не могу сказать, что видела всю Японию, хотя при этом побывала там практически везде…  

— Как выглядит тур Chanel изнутри?
— Сначала репетиция, которую там по-английски называют rehearsal. Причем их несколько: сначала утром – первая репетиция. Потом – проверка макияжа. Потом перерыв на обед – как правило, состоящий из блюд японской кухни. Потом, ближе к вечеру, еще один прогон. И потом уже, совсем вечером, собственно показ, само шоу Chanel.

— Сколько вам было тогда лет?
— Пятнадцать. Это было начало моей модельной карьеры. Позже, уже в более сознательном возрасте, я принимала участие в подобном туре от Christian Dior. Он был похож в том смысле, что там также подбирались девочки различных типажей. Там нас было меньше, около десяти девушек. И это было интересно, потому что каждая девушка отвечала за определенную стилистику. Например, в образе от Dior мой типаж назывался baby doll – куколка а ля Лолита, такая маленькая девочка, воплощение невинности, хлопающее глазами. Все было весьма разнообразно. Еще один образ воплощала модель с достаточно шикарными формами, другой – чернокожая модель. Все мы были абсолютно разные – и в этом был, можно сказать, прикол.

— А что самое важное в модельном бизнесе?
— Конечно, внешность в целом и фигура имеют значение. Но самое важное у модели – это лицо. И даже есть такие случаи, когда, например, Джессика Стэм была не в форме, но фотограф Стивен Майзел увидел ее лицо – и лицо ее было таким, что оно «зацепило». И еще очень важно то, что называется personality, то есть личность. Если девочка замкнута, ни с кем не общается, если она не шутит, не смеется, то все это видно на кастинге. Скорее всего, ее не возьмут, потому что потом могут быть проблемы в работе.

— Катя, а с какого возраста вы начали свою карьеру в модельном бизнесе? Вы сами решили выбрать карьеру модели?
— С двенадцати лет. В том возрасте я слушала «Нирвану», ходила в рваных джинсах, исповедовала стиль гранж, в общем. И в этот момент в моем городе, в Полоцке, в Белоруссии, открылась модельная школа. Тогда сложилась такая ситуация в городе, в моей семье, что, казалось, хуже просто не может быть. И я думала так: все успею, буду совмещать. Днем буду моделью. Вечером – буду в стиле гранж. Затем я заняла второе место на конкурсе красоты моего модельного агентства, «Мисс София-98». И после этого конкурса отправилась на дискотеку, где встала в зале на колени под знаменитую песню «Нирваны» Smells Like Teen Spirit.

— А с какого момента работа моделью стала приносить деньги?
— Как раз с того самого момента, с двенадцати лет, после победы на этом конкурсе. Мы затем поехали на конкурс красоты «Мисс Белоруссия-99». Вот тогда мы получили первые деньги и тогда я поняла, что могу зарабатывать в качестве модели. И еще это было дико интересно: мы стали ездить на разные показы, начали путешествовать. Как пионерский лагерь на выезде (смеется). На показе «Славянский базар» было даже шоу в стиле боди-арт: нас раскрасили в разные цвета, я была как пчелка, в черном и желтом. Потом у организаторов не оказалось денег, чтобы вернуть нас домой в Полоцк, а это все происходило в Витебске. Помню, мы купались ночью в фонтане, нас приняла милиция, все это было очень весело… Мне стало понятно, что можно и дальше продолжать слушать свою музыку, но уже зарабатывая.

— В этом фонтане в Витебске у вас не возникала мысль: хорошо бы в будущем провернуть что-то типа тура Chanel в Японии?
— Конечно. Я даже все это визуализировала, до мельчайших подробностей, в качестве самомотивации.  Бегала каждый день на заброшенном стадионе около дома. Оборачивалась при этом целлофаном, чтобы быть в хорошей фигуре. И на горизонте, за стадионом, была берёзовая роща. У меня еще был дисковый такой плеер, с наушниками. И вот я представляла себе небоскребы Манхэттена вместо этих березок. Все это было как кино у меня в голове, как мультфильмы. И буквально через год все это случилось!

— И как же именно сбылась ваша мечта?
— В четырнадцать лет я приехала в Милан. Гия Джакидзе, царствие ему небесное, он был менеджером Наташи Водяновой, Евгении Володиной, Ирины Шейк – приехал в Полоцк.  Приехал буквально за мной, чтобы выкупить права у моего первого модельного агентства. Мне кажется, я была первым человеком моего возраста, кто уехал из Полоцка за границу. Это были абсолютно эпичные проводы: как будто в армию, но при этом совсем не в армию…

— А что было в Милане?
— Туда я приехала с мамой. И сразу отработала две компании косметических брендов, Pupa и Kiko. И гонорары с этих работ отбили всю нашу поездку. И следующие три месяца занималась тем, что работала в шоу-румах Dolce&Gabbana и целого ряда других брендов, например, для Margiela. Не обошлось и без смешных историй. Помню, я приехала в Милан с таким маленьким альбомчиком, где были мои фотографии в купальнике в Ялте, еще где-то. В общем, мне было нужно хорошее профессиональное портфолио. И, конечно, мы не знали английского. И в модельном агентстве там очень смелись над этим моим альбомчиком. И, помню, нас с мамой спросили: Are you tired? – Вы устали? Мы же, не совсем поняв, что имеется в виду, ответили: No, we’re not hungry – Мы не голодны (смеется).

— Действительно, фонетически чем-то похоже… И затем, через год, был тот самый тур Chanel…
— Да, и он начался в Токио.

— Токио, особенно с первого раза, поражает…
— Абсолютно. Это один из самых интересных, самых крутых городов мира… И я планирую в следующем году в него вернуться, как раз на мой день рождения, 5 апреля.

— Как раз на ханами, цветение сакуры?
— Да (смеется). Уже два раза я отмечала там свой день рождения, как раз под сакурой, со сливовым вином…

— Катя, а каким же образом вы оказались на Shopping Live?
— Три года назад мне позвонили и пригласили на кастинг экспертов. В тот момент я как раз родила своего второго ребенка, ему уже был год. Но все равно решила ехать: моим вторым высшим образованием была как раз тележурналистика, к этому времени я уже участвовала в конкурсе MTV, была ведущей на Муз-ТВ, также работала в видеоверсии Cosmopolitan, в рубрике «Мода». В общем, опыт работы в кадре на телевидении, вполне достаточный, уже был. И вот тут мне сказали, что я мамочка, поэтому, скорее всего, мне предложат вести эфиры с домашним бельем или текстилем. И я отказалась.

— Отказались?
— Да. Просто сказала: конкретно для этой сферы я не подхожу, это просто не мое, и, можно сказать, намекнула, что, возможно, в будущем возникнет необходимость во мне как в модном эксперте. Так и произошло. Но прошел целый год. И вновь поступило предложение от Shopping Live: и на этот раз уже по моей части, работать модным экспертом. И впоследствии продюсер, Наталья Свиридова, сказала, что очень хорошо, что именно так все и произошло. Пришли хорошие бренды: Monari, Thomas Rabe, LeComte. И все это мне очень подошло: это бренды, в которых я уверена. Понимаете, я не могу ничего советовать, если в этом сама не уверена.

— Вы в том числе эксперт бренда Monari. Сейчас его логотип как раз выведен у нас на видеостене в студии. Что вы можете сказать об этой итальянской марке?
— Часть логотипа – цифры 1986. Это как раз год моего рождения. Мы говорим, что одежду от компании Monari могут носить все в возрасте от девятнадцати до восьмидесяти шести лет (смеется). Что правда. Это один из самых интересных брендов.

— Знаю, что вы также интересуетесь историей моды.
— Да, я серьезно занимаюсь этим. В свое время закончила британские курсы Business of Fashion, также ездила с Александром Васильевым в его выездную школу моды в Стамбул – только потому, что прочитала много его замечательных книг. Почему он организовал это в Стамбуле? Ведь именно Константинополь, куда сначала прибыла наша первая волна эмиграции в 1920 году, положил начало истории высокой моды.

— Неужели? Русской моды или мировой моды?
— Именно мировая мода, в первую очередь, французская. Именно этот исход, эти страшные события тех лет положили начало, по моему мнению, зарождению мировой высокой моды. Ведь в Париж приехали русские манекенщицы, был настоящий русский бум. А еще до революции был Дягилев со своими «Русскими сезонами».  Я очень люблю русских дизайнеров, сама планирую производить теннисную одежду – причем в России, силами российских производителей. Скажем, у легендарной Коко Шанель был парфюмер русского происхождения, который участвовал в разработке знаменитого аромата Chanel №5, его звали Эрнест Бо.  Он же приложил руку к созданию уже советских духов «Красная Москва». Там, по-моему, используется ряд тех же нот, которые используются у Chanel.

— Итак, вернемся к Shopping Live. Вам вновь позвонили через год…
— Да. И в этот раз уже, это было два года назад, предложили работать модным экспертом целого ряда брендов и в итоге сейчас я работаю с марками Monari, Lucia, Thomas Rabe и Rabe. Так вот, почему мы затронули тему истории моды и русской моды. У нас нет и никогда не было минимализма. И всего, что связано с минимализмом в одежде, у нас этого тоже нет. Нам это не близко, как нации. Скажем, существует минимализм у знаменитых бельгийских дизайнеров. И только сейчас, в 2020 году уже практически, мы идем к этому, начинаем надевать их одежду.

— Мы же скифы бывшие, а может быть, и не бывшие… У нас и география, и ландшафт, все другое…
— …и плюс белое полотно за окном шесть месяцев в год. Нам всегда хотелось, скажем так, светящихся элементов в одежде, определенных красивых тканей, кружев, всего того, что есть у Monari. Это было в нашей культуре всегда. Такое выделение богатства, но и изящества. Потом это все сошло, к сожалению, на нет…

— Вы имеете в виду события 1917 года?
— Да. И поэтому, мне кажется, что нашему русскому человеку очень важно найти бренд, который будет предоставлять возможность найти себя через эти светящиеся элементы. Но при этом – цвета приглушенные, в чем-то минималистические, дозированные, в чем можно поехать в Европу. Вообще, я хотела бы, чтобы на наших женщин, когда они приезжают в Европу, смотрели с позитивной улыбкой, а не ироничной. Поэтому мне кажется, что такие компании, как Monari, нам очень подходят.

— Катя, а чем наполнена ваша Вселенная помимо Shopping Live?  
— Недавно я проводила модный вебинар по основам стилистики и психологии психотипов: то есть проводила семинар посредством интернета. И моя аудитория составила пять тысяч человек. Это был новый опыт для меня, было очень интересно. И я была единственным спикером, говорила два с половиной часа. Пришло более полутора тысяч комментариев и сообщений со словами благодарности. Это ведь можно спроецировать на все, что угодно. Мы до сих пор толком не знаем, что едим и что именно следует есть, чтобы чувствовать себя комфортно. И так же мы не знаем, что нам надеть, чтобы выглядеть хорошо. Каждый человек индивидуален – и каждому нужно что-то свое, и это находит отражение в образе. Это мало кто понимает, этому не учат в школе. У нас ведь навязывают определенный стиль: розовый у девочек, синий у мальчиков. А потом вдруг ребенок вырастает, у него кризис идентичности, кризис пятнадцати лет, и он начинает самовыражаться через зеленую челку или ирокез… И, казалось бы, с чего это? А ты найди себе хороший стиль. Ведь это неплохо: как раз я сейчас читаю книгу о «свинцующих шестидесятых», о Вивьен Вествуд и о группе Sex Pistols, о том, как формировался стиль панк. И я ничего плохого в этом не вижу, это целая эпоха – почему бы и не вырядиться в это?

— Так или иначе, вы успеваете очень много…
— Да, я работаю как практикующий стилист, виду видеоблог и скоро у меня будет свой Youtube-канал. Работаю модным экспертом в Shopping Live. Воспитываю двух детей и одну собаку. Скоро будет еще одна. Занимаюсь ремонтом в доме. И еще играю в теннис. И еще у меня есть бизнес по продаже косметики из Кореи. На всех парах.

— Катя, а где и кем вы видите себя как профессионал в будущем?
— В Москве, в России. Это сто процентов. Хочу иметь возможность путешествовать. Хотела бы реализовать свои проекты, связанные со стилистикой в полной мере. Сделать свой Youtube-канал. Сделать онлайн-школу о стиле и моде. Ведь многие люди хотят знать больше о моде, но просто боятся этого… И мне это не очень нравится, потому что это такая… ванильная пудра, мишура, которая отпугивает людей. О моде, о стиле нужно рассказывать более реально, более доступно, не уходить в дебри фэшн-дизайна. Просто научить людей одеваться.

— Меня интересует еще вот что: существует стереотип, что модели – это такие снобистские, в чем-то высокомерные создания. Насколько это правда или миф?
— Тут все зависит от конкретного человека. От воспитания и от образования. Где-то да, где-то нет. На самом деле, многие модели очень хорошо дружат друг с другом. И лично я не встречала, работая моделью за границей, особых конфликтов или чего-то в этом роде.

— Это весьма познавательно. У нас в блоге как раз сейчас публикуется цикл эссе о супермоделях. И я с удивлением узнал, что Кристи Тарлингтон, Наоми Кэмпбелл и Линда Евангелиста были – и остаются – очень хорошими подругами.
—  А с кем им еще общаться , если они в топе? Они везде путешествовали вместе, везде снимались вместе. С кем им еще дружить? Им все завидуют, все их ненавидят. Мне кажется, все всегда находят себе друзей там, где нет места ненависти, лжи и, скажем так, суперконкуренции. Думаю, что у них это все было искренне: внутри их определенного, кулуарного социума. Кстати, могу рассказать, почему теперь, когда я стала работать на Shopping Live, то начала отказываться от своих частных клиентов.

— Почему же?
— Когда я начала на Shopping Live, моя миссия как стилиста, можно сказать, мультиплицировалась. Ведь работа с частными клиентами, одевая и переодевая их – это точечная работа. Так всю Россию не переоденешь.
А вот работа на телевидении и, в частности, как на Shopping Live, так и на Первом канале, где я иногда выступаю как стилист в программе «Доброе утро» — имеет массовый эффект. Так я могу помочь переодеть большое количество людей. И когда некоторые из них звонят мне в прямом эфире и говорят, что два года назад я полностью изменила их гардероб и затем всю их жизнь – то осознаю, что принимаю обратно энергию от них через телевидение, что дает мне возможность идти дальше в своей работе. И в данном случае моя целевая аудитория на Shopping Live превышает мою целевую аудиторию Первого канала. На Shopping Live аудитория более благодарная в этом смысле, люди готовы впитывать информацию. Поэтому на Shopping Live всегда формируется хорошее настроение, оно не перебивается какими-то новостями или ток-шоу, как на Первом. Здесь, на Shopping Live, мне удается доводить до аудитории самую суть того, что я хочу им сказать. И очень важно, что Shopping Live дает возможность зрителю самому выбрать время, когда он хочет посмотреть эфир, и самому обучиться этому – бесплатно.
И это я сама вкладываюсь в это образование, а потом даю им эти знания, абсолютно бесплатно, с экрана Shopping Live. И это мне очень важно. Число людей, которые смотрят мои эфиры, растет. И именно поэтому теперь я отказываюсь от частных клиентов. Это парадокс, но это замечательно. Теперь я могу передавать свои познания о моде, о стиле гораздо большому количеству людей, тем, которому это по-настоящему нужно.      


Звездный блиц:

— Ваш любимый цвет?
— Бежевый. И красный.

— А если выбирать один?
— Тогда бежевый (смеется).

— Любимый модный дизайнер?
— Эльза Скиапарелли. Советую прочитать ее книгу: очень.

— Идеальный отпуск?
— Мальдивы. Индийский океан. Перезагрузка. Морские виды спорта. Вкусная еда. И, наконец, чтиво. 

— Любимый актер?
— Бенедикт Камбербэтч.

— Как бы вы описали себя одним словом? — (без паузы) Многогранная.

Текст: Сергей Пашкевич

Фото: Александр Знак

Отправить ответ

Новые Старые Лучшие
Светлана Фомкина (Дрогайцева)
Участник
Светлана Фомкина (Дрогайцева)

Здравствуйте! Не получилось позвонить в эфир -люблю советы Екатерины. Есть покупки от «Monari» и хотелось дополнить образ. Не знаю, можно ли здесь задать вопрос Екатерине Богдановой? Заранее благодарна. Светлана