Андрей Соломонов: как телеведущие, мы перенимаем все лучшее из Америки, Италии и Германии

Андрей рассказывает о Константине Райкине, о Джиме Керри и немного о том, как готовят телеведущих на Shopping Live.

— Андрей, как Вы стали актером?
— Можно сказать, что я с детства в этой профессии. Я родился во Владивостоке. При этом моя семья, ни мама, ни папа, никто в творчестве, что называется, не блистал. Дедушка был балагуром, правда. Хорошо плясал. Папа хорошо пел, интересовался искусством, в частности, художественным творчеством. А вот мою сестру, она на четыре года меня старше, сразу определили в художественное училище. Мы с ней придумывали разные сценки и, наверное, поэтому меня решили в артисты. Хотя я тоже хорошо рисовал. И вот уже с первого класса я пошел в театральную студию. А потом даже в детский театр взяли. Бабушка туда отвезла. И я начал уже тогда играть в спектаклях. Играл Домовенка, потом Зайца играл. Затем уже началась моя фольклорная история, наш театр стал фольклорным: стали играть русские обряды – Масленица, колядки… Ездили по всему Дальнему Востоку. Тогда же научился играть на гармошке, на свирели и на дудочке. И в итоге поступил в театральное училище. Начал совершенно новую жизнь и полностью погрузился в театр. Постепенно появилось и телевидение в моей профессиональной жизни, сначала – как ведущий телемагазинов. А моя сестра уже работала в это время режиссером. И затем она уехала работать в Москву. И через некоторое время я понял, что мне надо переходить на следующий уровень. И так я тоже переехал в Москву. И здесь я начал с нуля. Начал искать работу и в итоге меня взял к себе в «Сатирикон» Константин Райкин.

— А вот здесь можно подробнее?
— Мне всегда нравился «Сатирикон». И получилось так, что удалось Райкину показаться. Мы с ним пересеклись на спектакле, он там тоже был зрителем. Он интересуется свежими идеями: это был спектакль Панкова «Ромео и Джульетта», новое прочтение классики, а он как раз собирался ставить свою «Ромео и Джульетту». И я подошел к нему там и аккуратно так спросил: можно ли вам показаться, я актер из Владивостока, готов бесплатно работать у вас в театре. Он сказал: давай, вот тебе телефон, звони. Я позвонил, показался, и, через некоторое время, уж он позвонил мне и сказал: приходи! Это было в 2010 году.

— Чем «Сатирикон» отличался от Вашего предыдущего профессионального опыта?
— Если во Владивостоке театр был как праздник каждый день, то здесь это был просто труд. Колоссальный, бесконечный. Это другая религия. Это совершенно новая, неизученная платформа. Постоянные обсуждения – мне казалось, зачем это нужно, такой контроль? Это труд, помноженный на муку, на тренировку. Это борьба за место под солнцем. Но сейчас, по прошествии времени, я считаю, что это – базовое, что должно быть, чтобы искусство появилось. В «Сатириконе» создавались шедевральные истории, ставились спектакли по высшему классу. Не могу при этом сказать, что в «Сатириконе» я играл только массовку. Например, я играл Тибальта в «Ромео и Джульетте». В целом, занял там свою нишу. И просто пребывать с Райкиным, с теми людьми, с которыми мне пришлось работать, с теми актерами, которых он воспитал, – это самое главное, что произошло со мной в искусстве.

— А как Вы оказались на Shopping Live?
— Абсолютно случайно. Через знакомых, увидели мою видеонарезку как ведущего мероприятий – что было моей параллельной театру работой. Как, впрочем, и сейчас. Потом звонок: позвали в Останкино, в телемагазин. А я как раз имел опыт еще по Владивостоку, думаю, что великолепно умею это делать. Мне дали на кастинге продавать обувь. И я как, что называется, «фиганул»! Так все и началось, шесть лет назад, в первый год работы Shopping Live… Так я и рос с телеканалом вместе.

— Что труднее: вести эфир Shopping Live или мероприятие в качестве ведущего?
— В мероприятиях, например, на свадьбах, куда меня приглашают, как ведущего, больше волнения, подготовки, потому что у тебя есть только одна попытка придумать что-то новое. Все идет на кураже. Надо чем-то удивить клиентов – тем, чего еще не было. Это правильная подача игротехники: чтобы была визуализация, также требуется правильно подобрать сценический костюм. На Shopping Live – другое. Если ты представляешь новый товар или бренд, то ты работаешь с умением найти виртуального соперника. А, может быть, союзника. Стараешься убедить его, поставить его на свою сторону. Здесь – другое, ты ставишь себя на место другого человека, это тренировка восприятия.

— Джим Керри и Вы: как я понимаю, тут существует какая-то связь?
— Джим Керри – это учитель всех комиков современности. Он очень крутой, я считаю, он – лучший комик! Во-первых, это абсолютно гениальная техника, его мимика. Стоит только посмотреть, как он выступает в стендапах: это потрясающе! Он способен найти в человеке какую-то черту и гиперболизировать ее. Он всегда как бы в маске. Это способно вызвать смех просто ежесекундно.

— Он снимался и в «серьезных» ролях, в драматических. Это не совсем его?
— Это… наверное, как Андрей Миронов. У него есть картина «Фантазии Фарятьева». Но она ведь не так популярна, как «Бриллиантовая рука»? Так и у Керри. У него есть фильм «Шоу Трумэна». Есть «Сияние вечного разума». Это все труд. Мастерство. Наработки. Если ты «народник», то можешь гениально станцевать народную историю. А если ты «классик», то, пожалуйста, балет Цискаридзе. Каждый занимается своим. Так и с Джимом Керри. С другой стороны, есть такие артисты, как Михаил Ефремов, например. У них такое обаяние, что он может быть и смешным, и драматичным. А здесь, в случае с Джимом Керри, история немного другого уровня. Нельзя сравнивать голливудских актеров и наших. Это – разные школы. Джим Керри способен на все. Он – великолепный актер. Есть маленькие видеозарисовки, где он может быть удивительно трогательным. Он – не просто комик. Он – артист высочайшего качества. И сколько уже лет – он до сих пор – молодец! Это пластика, это энергия. Молодым он был совершенно гуттаперчивым. Но с возрастом все меняется. Вот в подобном жанре, возможно, на несколько другом уровне, работаю и я. Это мой самый привычный профессиональный навык. Наиболее отточенный. Самый натренированный. Когда я могу шутить просто с нуля. Я просто включаю в себе юмор – и это идет свободно.

— А как это работает на Shopping Live?
— Здесь совершенно другие технологии. Технологии коммуникаций в телешопинге. Недавно у нас был кастинг – и на этом кастинге уже я обучал людей! Я понял, что все это знаю, понимаю, могу объяснить. Это техника, которую нам передали очень крутые тренеры. К нам много кто приезжал и сейчас с нами работает по-настоящему классная команда. Я очень рад, что Shopping Live – это международная компания, здесь есть люди, которые заботятся о том, чтобы мы, как телеведущие, перенимали все лучшее, что есть в телешопинге из Америки, из Италии, из Германии.

— Есть ли – и какие – лично у вас товары, купленные на Shopping Live?
— У меня есть только одна вещь: беспроводной фонарик. Его можно подвешивать. Я нигде не смог найти такой фонарик. Нашел на Shopping Live. Это фонарик от бренда Clever. Идеально для пеленального столика: купил по просьбе жены. Очень удобно, просто классно!

Звездный блиц:

— Любимый актер?
— Джим Керри (смеется).

— Любимая актриса?
— Алла Демидова.

— Как расположить к себе человека?
— Сделать так, чтобы он улыбнулся.

— Что такое креативность?
— Когда все привыкли вот так смотреть на вещи, а ты берешь – и смотришь под другим углом.

— Опишите себя, как ведущего, одним словом?
— Заразительный!

Текст: Сергей Пашкевич

Фото: Алексей Хромушин

Отправить ответ