Алла Мишина: для меня есть только одно место — первое!

Эксперт бренда Borner на Shopping Live и глава его российского представительства рассказывает о том, как четверть века назад она зашла на стенд этой компании – и ее судьба изменилась навсегда. О том, как она предложила использовать ставший ныне знаменитым сиреневый цвет в продуктах бренда. И, наконец, о своих потрясающих хобби – горных лыжах, скуба-дайвинге и альпинизме!

— Алла, по образованию вы – инженер-геофизик. Каким образом судьба совершила столь крутой поворот и вы возглавили компанию Borner в России?
— Окончив Московский геологоразведочный институт, в 1990 году я стала горным инженером нефтегеофизики. Это потрясающая специальность, я, как и, думаю, другие романтические барышни того периода, мечтала об экспедициях и походах, о геологоразведочных достижениях, мечтала провести свою юность в тайге, но… Советский Союз распался и мой поток был первым, который никуда не распределили…. Отсюда можно было идти на все четыре стороны. И в тот момент я совершенно не планировала заниматься никаким бизнесом, никакой торговлей или производством.

— А все-таки хотели остаться тогда в науке, в вашей профильной сфере?
— Вы знаете, я – мастер спорта по горным лыжам и у меня в тот момент также был уже второй разряд по альпинизму. Также параллельно с основным институтом я закончила спортивный институт, ГЦОЛИФК, закончила там факультет тренеров. Думала, раз не смогу работать в горах именно геофизиком, то смогу работать в горах тренером. Моей целью тогда было посмотреть мир. Думаю, это нормально, в 20 лет все, наверное, хотят увидеть мир.

— Да и позже хотят…
— Да, верно, но мне хотелось его тогда увидеть за государственный счет (смеётся). Мои родители – инженеры и, кроме как быть в этой профессии, возможности у меня тогда путешествовать не было. И вот, чтобы достичь эту цель, надо было знать английский язык – а для этого был нужен двухкассетный магнитофон, чтобы прослушивать и переписывать аудиоуроки. И вот как раз ради этого я пошла на выставку ConsumeExpo, она проходила в начале сентября 1991 года на ВДНХ. Павильон, где проходила выставка, назывался в народе «кепка», с такой гнутой крышей. Там были представлены многие иностранные компании, в том числе, и те, которые торгуют техникой. И я, как многие, наверное, рассчитывала, что после выставки можно будет купить эту технику, в моем случае – магнитофон. И я зашла туда, остановилась напротив стенда Borner и, собственно, осталась там вот уже на 26 лет…

— Не было ли у вас какого-то предчувствия, когда вы подходили туда? Знаете, бывает такое шестое чувство…
— Нет, абсолютно никакого предчувствия тогда не было, была совершенно другая цель. И стенд Borner был очень ярким, привлекающим внимание, в традиционных корпоративных цветах, белом и оранжевом, вокруг было множество домохозяек, стоявших с открытым ртом, шла интересная презентация, которую проводили поляки. Понимаете, немцы решили тогда почему-то, что поляки разговаривают по-русски (смеётся). Они учили русский в школе, но практически на нем не говорили. Но смотреть на это было интересно. И вот ко мне подошел сам владелец бренда на тот момент, Йорган Бёрнер, сын основателя компании Альфреда Бёрнера, и сказал: вижу, что тебе здесь все очень интересно, не желаешь ли сама поработать? Нам очень нужны русские люди, которые могут рассказать и показать нашу продукцию. Тогда оказаться на стенде и работать с иностранцами это было просто… это был просто космос! Мне все было крайне любопытно, я даже не спрашивала ни про какие деньги или условия. Просто немедленно согласилась и приступила к работе.

— Вы начали работать прямо на этой выставке?
— Да, непосредственно там. Выставка длилась 5 дней, и в последний день у немцев создалось однозначное понимание, что здесь надо открывать представительство, потому что наш народ покупал тогда абсолютно все и спрос был огромным. Ко мне вновь подошёл Йорган Бёрнер и предложил возглавить их представительство. С тех пор прошло 26 лет.

— И ваши любимые горы как-то отодвинулись вдаль?
— Да, потому что следующие 5 лет я работала буквально по 26 часов в сутки в российском представительстве Borner в Москве. Было очень непросто. Например, была задача возврата валюты за рубеж. Тогда еще не было конвертации валюты… Не было факсов. Не было даже автоматической телефонной связи с Германией. Чтобы поговорить с Германией, надо было звонить на станцию и говорить: барышня, закажите мне звонок на 3 часа дня. Вот такие задачи приходилось решать, которые сейчас кажутся странными, но тогда была еще другая, постсоветская реальность.

— Алла, вы, получается, буквально тогда шли через тернии к звездам…
— Получается, так. Но потом стало проще: появились факсы, автоматическая связь, а спрос на Borner был огромным, покупала буквально вся страна. Люди стали заполнять свои кухни уже качественными товарами и техникой. Тогда были трудные времена и народу во время демонстрации наших товаров было просто дико видеть, как мы резали овощи, а потом их выбрасывали. Хотя как раз в нашем случае мы ничего не выбрасывали – а отвозили все эти нарезанные овощи в Московский зоопарк, у нас тогда было 40 секций по всему городу – и вот отовсюду мы везли туда, животным, эти нарезки. И, хочу сказать, что действительно народ копил на терки Borner: она стоила тогда около 160 рублей, а, скажем, стипендия была 40 рублей. И вот студенты, или молодые домохозяйки, месяцами копили, чтобы приобрести наш продукт.

— Ныне это просто невообразимо представить…
— Да, действительно, невообразимо. Но самое интересное, что уже сейчас разговариваю с этими людьми, которые покупали у нас еще тогда. Дело в том, что я в свое время открывала секции Borner по всей стране, и в Казани, и Петербурге, и в Екатеринбурге, и в Мурманске, и в Рыбинске, и в Махачкале, буквально везде, – и повидала множество народу. И теперь они звонят мне сюда, на Shopping Live, и теперь у нас есть замечательная возможность вновь пообщаться, спустя все эти годы. И вот они звонят в прямой эфир Shopping Live и благодарят меня за свои покупки двадцатипятилетней давности! Они все еще пользуются теми терками, что купили тогда, они рассказывают, когда и где встречались со мной. Все это очень интересно – но еще интереснее, что они продолжают покупать продукты Borner. Сейчас, увидев меня еще раз уже на телевизоре, они покупают и второй, и третий раз: они все знают об этом товаре и поэтому покупают его. Конечно, всех, кого встретила, не запомнишь, но иногда бывали очень забавные ситуации и это запоминалось…

— Какие, например?
— Помню, это было в Новороссийске. Мы тогда среди прочего продавали овощерезку, которая вставлялась в мультибокс – она туда помещается и защёлкивается, от детей. И вот через год мы еще раз приезжаем туда и ко мне подходит женщина: слава Богу, что вы приехали, я целый год вас жду, никак не могу достать свою овощерезку! Она ее туда вставила, не прочитала инструкцию, не посмотрела картинки… (смеётся) А это был 1994 год, позвонить или зайти на сайт она тогда еще попросту не могла…

— Когда вы начали работать на Shopping Live, что больше всего запомнилось?
— Больше всего запомнилось мое ощущение: я не просто не могла поверить, что к нам сюда в прямой эфир звонили настоящие, скажем так, не подставные люди. Это было как раз три года назад: услышав всех этих звонящих в студию, я сказала: слушайте, давайте позовем нужных персонажей, они скажут, все, что нам надо сказать в прямом эфире. А мне продюсер говорит: ну, что вы, это абсолютно настоящие люди, которые вот прямо сейчас звонят нам сюда, на Shopping Live, со всей России, ведь в этом вся, что называется, «фишка»! Тогда я просто не поверила. Но сейчас, после трех лет моих собственных прямых эфиров на Shopping Live, я общалась, по меньшей мере, уже с сотней человек, позвонивших мне в студию во время презентации – и могу подтвердить на личном опыте: да, это самые настоящие, всамделишные люди, которым интересно то, что мы им предлагаем. Обратная связь с людьми – это здорово! И на сайте Shopping Live я также активно общаюсь с нашими покупательницами в разделе Borner: отвечаю на их письма, реагирую на отзывы. Это очень важно и для меня лично, и для Borner и для канала Shopping Live. Такого нет больше нигде: работать с покупателями в столь открытом режиме и поддерживать с ними обратную связь.

— Когда вы ведете прямой эфир, вы общаетесь с кем-то конкретным или имеете в виду всю аудиторию телезрителей?
— Сначала я не понимала, кто именно там. Сначала мне было непонятно, как выглядит этот покупатель. Но вот в течение этих трех лет на Shopping Live постепенно стало ясно. Расскажу вам одну историю. В прошлом году мне в студию во время презентации позвонила женщина из геологического поселка на Камчатке, в ста километрах от Петропавловска-Камчатского, столицы края. Она рассказала, что сама – геолог по профессии. И еще рассказала, что получила мои сковородки и, что называется, низкий поклон за это. И у меня… просто сердце остановилось! Во-первых, я живо представила себя в этом геологическом поселке на Камчатке, мне это близко. А, во-вторых, там же ничего купить нельзя, там нет больших торговых центров и всех этих гипермаркетов – и тут она получила самые новые, самые классные продукты от Borner. И я поняла – что наши покупатели – это вот такие люди, живущие в маленьких городках и поселках по всей России. Они радуются этим покупкам и тому, что они здорово и упрощают, и украшают их жизнь. И все это – благодаря телешопингу, благодаря Shopping Live. Вот таким образом я сформулировала для себя, для кого – и как именно – работаю: я – источник информации, эксперт для человека, который ищет правильный товар. Получается, я – не какой-то продавец терок, не шоумен на экране телевизора, а тот, кто помогает сделать человеку правильный выбор, приобрести действительно нужную ему вещь. Я – эксперт, который создает этот товар и знает его досконально, знает о нем практически все.

— А что в данном случае значит: «я создаю этот товар»?
— Это очень просто. Вместе с немецким заводом, с немецкими инженерами мы ведем совместные разработки. Вот этот цвет – фиолетовый, или сиреневый, – новый для Borner, я придумала сама. Причем это было сделано специально для Shopping Live. Еще 3 года назад мы работали с нашими главными цветами – оранжевым и белым, а также и салатовым, он у нас тоже используется. Но Shopping Live сказал: нам очень хочется эксклюзивный цвет, тот цвет, который не используется в продаже, можно ли что-то придумать? Соответственно, я обратилась на завод, на наше производство. Мне приходится много ездить по международным выставкам, от Парижа и Милана до Гонконга и Нью-Йорка, где я отслеживаю тренды в области товаров для дома, а также и в кулинарной сфере, смотрю, в частности, конкурсы поваров. И вот 3 года назад я принесла в штаб-квартиру Borner все каталоги с выставок и сказала им, что фиолетовый ныне – очень актуальный цвет. Мою идею сначала там восприняли очень скептически, сказали, что это – не кухонный цвет, с овощами не ассоциируется никак, в отличие от оранжевого, зеленого и белого.

— Интересно, какие именно аргументы вы нашли, чтобы убедить Borner?
— Цвет кухонь. Цвет современных кухонь. Именно это я сказала Вольфгангу Бёрнеру, нынешнему главе компании. Этот цвет – фиолетовый или сиреневый – сейчас активно используется в современных дизайнерских кухнях, а наши клиенты часто оставляют свои терки и овощерезки на кухне, на столе, под руками, где удобно. И эту тенденцию надо поддерживать. Зачем ставить зеленую терку на фиолетовую кухню? Лучше впишем нашу терку органично в колористику кухни. Вот таким образом мы создали эту сиреневую коллекцию, причем она стала пользоваться популярностью среди клиентов Shopping Live. Затем коллекция была представлена на выставке в Германии, куда были приглашены представители 80 стран мира, отовсюду, где присутствует бренд Borner. Это, кстати, был год 60-летия Borner, и этот сиреневый цвет стал цветом 60-летия компании, что мне особенно приятно отметить.

— Алла, получается, что вы, учитывая вашу роль в компании, человек ключевой в России для Borner?
— Абсолютно. Без меня здесь никакого Borner не случилось бы. Требовалась потрясающая работоспособность и Borner сильно повезло, что я спортсменка, и для меня есть только одно место – первое. А самый главный неудачник – это занявший второе место. Так однажды сказал мой папа, когда радостная, я пришла с соревнований с медалью за второе место (смеётся). А он сказал: место есть только одно – первое! Поэтому мы внесли в нашу деятельность спортивный азарт и подняли к Borner столь большую волну интереса.

— Borner – это ведь далеко не только овощерезки или терки?
— Безусловно. В Borner разрабатывается множество продуктов, в том числе и новых для нас, ассортимент которых выходит далеко за рамки традиционных овощерезок и терок, где нам и так равных нет. Это и наши новые модели кухонных ножей, и тендерайзеры, и силиконовые крышки, и разделочные доски, и шприцы-инжекторы для маринования, и сковородки-сотейники со специальным инновационным покрытием Peak Performance – «Максимальная работоспособность». Это покрытие разрабатывалось Borner – при моем непосредственном участии – совместно со швейцарскими партнерами – специально для профессионалов, для ресторанного бизнеса. У этого покрытия нет аналогов в розничной торговле вообще, я бы описала это покрытие в таких терминах: эффективное и «неубиваемое». С этими сковородками мы приняли участие в качестве поставщика посуды в чемпионате России по кулинарии – и все там были просто в восторге. А затем планируем двинуться дальше, на международный уровень, на чемпионат мира по кулинарии и на Всемирную кулинарную олимпиаду. В разработке этих продуктов, в первую очередь, сковородок-сотейников и ножей, мне очень пригодился мой собственный опыт обучения во французской гастрономической школе Le Cordon Bleu, где я прошла трёхмесячный курс. Именно там я научилась тому, как использовать знания о профессиональной кухне для разработки товаров, которые могут пригодиться нашем домохозяйкам на совершенно обычной кухне, в наших домах. Таким образом, мы используем технологии профессиональной кухни для создания товаров для дома.

— Расскажите про художественную резку овощей – карвинг. Вы, помимо всего прочего, еще и президент Российской академии карвинга?
— Да, это так. Но дело не в этом. Смысл в том, что 15 лет назад карвинга в России не было. Он существует уже около двух тысяч лет и зародился на Дальнем Востоке и Юго-Восточной Азии – Таиланд, Китай, Япония. В свое время я ознакомилась с этим потрясающим искусством, этой потрясающей ручной работой и сказала, что мы, в Borner, тоже должны быть среди тех, кто занимается карвингом. Непонятно, как это можно сделать руками. В России карвинга тогда практически не было. Ни ножей, ни видеокурсов. Вот тогда я решила собрать все три вещи в одну: создать книжку, видео и, разумеется, сами ножи для карвинга. Чтобы человек, покупая такой пакет, смог бы самостоятельно, в течение 2-3 дней, стать в этом деле неплохим специалистом. Таким образом, я начала писать книгу и поняла, что необходимо и видео, без которого очень сложно постичь искусство карвинга. Для этого я несколько раз ездила в Таиланд, привезла сюда тайских мастеров, мы открыли здесь школу. У нас уже множество выпускников, в том числе – чемпионы мира, Европы и России по карвингу. И мы в Borner разработали и выпустили специальные ножи для карвинга. В итоге я написала книжку и сняла фильм, а Borner сделал ножи. Это было больше десяти лет назад и стало ныне частью жизни Borner. Мы и сейчас время от времени продаем в эфире Shopping Live наборы для карвинга.

— Алла, вы, как босс, как руководитель, жесткий или, наоборот, мягкий человек?
— Не то, чтобы жесткий… Жестким руководителем я была в 1993 году, выхода иного не было (смеётся). Но прошло 25 лет, пришла некоторая мудрость… Теперь я как те родители, которые, зная заранее, что их дети наврут, про школу, например, понимаю заранее, как поступать, как реагировать. Я знаю все плюсы и минусы того или иного сотрудника и понимаю, как можно максимально эффективно его использовать, и минусы этого сотрудника в том числе. Надо просто поставить этому сотруднику такие задачи, чтобы даже его минусы в конечном итоге использовались. Имеются в виду именно особенности творческой составляющей человека. Если сотрудник не любит, условно говоря, офисную работу, а любит поездки и командировки, то мы организуем ему подобный график. Мы – гибкие. У нас нет такой вакансии, которая не могла бы трансформироваться. Всего у нас в российском подразделении Borner работает около ста человек. Здесь расположены офис и комплектация, а производство располагается в Германии. За счет того, что мы комплектуем наши товары здесь с учетом запросов российских потребителей, нам удаётся создавать для Shopping Live уникальные комплектации, убираем лишнюю упаковку, за счет этого снижаем цены. Это крайне редко удаётся сделать в магазине, потому что там есть промежуточные ступени – товароведы, например. А здесь, на Shopping Live, у нас есть возможность комплектовать товары так, как это удобно покупателю, мы создаем очень практичные комплекты.

— Хватает ли у вас времени на хобби?
— Да, конечно! У меня хобби много и все они происходят одновременно. Например, я не бросала горных лыж все это время. Поэтому в горы я езжу кататься по-прежнему. Но, когда кто-то, не зная моего прошлого, рассказывает, что тоже катается на горных лыжах, то мне приходиться говорить ему: знаешь, я задом езжу быстрее, чем ты передом, давай не будем про лыжи (смеётся). Еще одно мое хобби – и мне повезло в этом смысле в финансовом отношении, потому что без финансов этот вид спорта недоступен, это дайвинг. Начала заниматься этим еще в прошлом веке, скажем так. Сегодня я – сертифицированный тренер по скуба-дайвингу. Скажу сразу, что ныряла я практически везде. Люблю наблюдать за морскими животными – акулами, китами, скатами. А что касается любимых спотов, любимых мест – скажем так, налево от Мексики есть хорошее место (смеётся), это пару суток хода налево от Мексики, там расположены острова Сокорро. Еще есть спот на Карибах, между Кубой и Доминиканой, куда киты приходят рожать свое потомство. Кроме того, еще в студенческое время мне повезло начать заниматься альпинизмом, с тех пор прошло тридцать лет, и вот я возобновила эти занятия и в прошлом году сходила на Килиманджаро, а в этом году – на Охос-дель-Саладо, 6 893 метра над уровнем моря, самый высокий в мире вулкан, это в Андах, и вскоре планирую взойти на Маттерхорн, технически очень сложную вершину в Альпах.

Звёздный блиц:

— Любимый актер?
— Ричард Гир.

— Актриса?
— Чулпан Хаматова.

— Ваш любимый цвет?
— Получается, сиреневый (смеётся).

— Учитывая ваши хобби, не отпуск, а экспедиция вашей мечты?
— Хочу взойти на массив Уинсона, высочайшую вершину Антарктиды, и планирую это сделать в декабре текущего года.

— Опишите себя, как профессионала, одним словом.
— Всегда.

Текст: Сергей Пашкевич

Фото: Алексей Хромушин

Отправить ответ