Елена Федорова: дизайн World of Gemstones подчеркивает красоту натуральных камней

Эксперт ювелирного бренда World of Gemstones — о серебряном стандарте, о том, чем литотерапия отличается от эзотерики, и о своем необычном хобби — коллекционировании украшений из разных уголков мира.

— Елена, вы – эксперт ювелирных брендов World of Gemstones и Ages of Amber. По моим данным, ваш отец – ювелир и вы, соответственно, дочь ювелира. Так ли это?
— Не совсем. Мой отец – геммолог, он увлекается минералогией и, сколько себя помню, у нас весь дом всегда был завален камнями, потому что папа, помимо этого, еще и турист и, совсем немножко, альпинист. И камни у него отовсюду из бывшего СССР: Кольский полуостров, Карелия, Тянь-Шань – ото всех этих знаковым мест, куда ездили тогда туристы. Кто что вез из этих походов и вот папа вез камни, в том числе, и полудрагоценные. Он у меня, думаю, последний романтик своего поколения – все эти горящие глаза и гитары… (смеется). Он всю жизнь искал гранатовый берег. Считается, что на Ладожском озере существует этот самый гранатовый берег – одна из частей береговой линии является месторождением гранатов – то есть самоцветов, полудрагоценных камней. И тем, кому очень повезет, счастливчикам, при определенных природных условиях, если лучи солнца падают определенным образом, можно увидеть эти феерически вспыхивающие гранаты, рассыпанные на берегу…

— Удалось ли ему в итоге найти этот Святой Грааль?
— На данном этапе, нет (смеется).

— Можно ли сказать тогда, что это некая красивая легенда?
— Да, безусловно. И эта легенда стала уже семейной легендой – «в поисках гранатового берега»…

— Прямо как одна из серий про Индиану Джонса… И, если переходить к вам: с детства вы впитывали всю эту романтику…
— …всю романтику и эстетику того, что связано с натуральными камнями. У нас дома всегда было какое-то, по тем временам, самодельное оборудование для полировки, шлифовки и обработки камней, а также для того, чтобы варить серебро. Варили его тогда из технического серебра, того, что содержалось в бытовой электронике. Ведь в советское время была монополия на обращение драгоценных металлов и просто так серебро было нельзя купить. И папа как раз занимался в том числе и плавкой серебра – это совершенно мистический процесс. Это – магия в чистом виде. И так как я по жизни – человек-оркестр, все хочу успеть попробовать, то посещала, среди прочего, курсы по изготовлению серебряных украшений, и мы там, в том числе, варили серебро до ювелирной пробы.

— А что такое – ювелирная проба, это та самая 925 проба?
— Да. Это так называемое стерлинговое серебро. Почему оно называется стерлинговое, знаете?

— Был такой британский алхимик в Средние века, которого звали Стерлинг, и он первым создал этот сплав. Угадал?
— Почти (смеется). На самом деле, вы очень близки к истине. Этот состав сплава был найден в двенадцатом веке и из него чеканили монету – те самые фунты стерлингов. Это был тогда серебряный стандарт и по сей день он остается стандартом – теперь уже в ювелирном деле. Сплав стерлингового серебра – это 93 процента чистого серебра и 7 процентов меди, чтобы придать ему жесткость, ведь серебро в чистом виде – крайне мягкий металл, из него трудно сделать что-то, особенно монеты. Причем современная наука – у которой очень большие возможности – пробовала и другие сплавы серебра – например, с цинком или с металлами платиновой группы, но все равно остановилась на стерлинговом серебре, как на самом оптимальном варианте. Именно стерлинговое серебро дает наилучшие прочностные характеристики. То есть те, кто создал этот сплав вот уже почти тысячу лет назад, разработали его не на пустом месте, очевидно, в результате многолетних алхимических – или химических – опытов.

— Таким образом, 925 проба – это ювелирный стандарт серебра?
— Да. А сегодня, кстати, с серебром очень широко используется родий в виде покрытия, напыления. Родий – это очень дорого металл платиновой группы. Сам по себе он не используется, потому что он непрочный, из него одного нельзя сделать украшения. Зато прекрасно работает как покрытие на серебре, например. Он сохраняет этот замечательный лунный серебряный цвет. Серебро с родиевым покрытием не темнеет, не тускнеет, у него нет патины. И еще одна модная тенденция – покрывать серебро черным родием. Раньше серебро чернили, чтобы получить этот эффект, использовалась техника чернения. Вот на мне сейчас – якутское украшение, такая трайбалистская штука, здесь очень много древней, сакральной символики – и солярный знак, и круговорот жизни со смертью и возрождением, и корабль, плывущий по морю жизни, и рыбы – и здесь также эта техника использована.

— Вы такие вещи коллекционируете?
— Да, я собираю украшения из тех мест, где мне удается побывать. Но вот украшение из Якутии является исключением в этом смысле – оно пришло ко мне другими путями, я сама там не была. А вообще – мы с мужем, иногда еще и с дочерью, любим путешествовать, и я привожу из всех этих стран и краев украшения. Совершенно не обязательно дорогие, скорее, характерные, присущие только этим местам. Стараюсь привозить то, что делают местные мастера и то, что делается вручную. Поэтому есть украшения и очень дорогие, и совсем недорогие, но критерий – местная специфика, аромат местности. Например, на Кубе делают украшения из разных местных пород дерева – вытачивают отдельные элементы, собирают их воедино – и создают красивейшие браслеты, колье, пояса. Есть еще там, в Карибах, не только на Кубе, культ великой богини, владычицы местных вод, которую зовут Иеманджа. Она – матерь всех вод Карибского бассейна. Все это на перекрестие с культом вуду, характерного для Карибов. Скажем, у бразильского писателя Жоржа Амаду практически во всех произведениях фигурирует матерь Иеманджа. Таким образом, ее культ распространяется далеко на юг от Карибов, в Южное полушарие, вплоть до Бразилии.

— Получается, это не совсем местечковое божество, ведь Бразилия находится на самом деле очень далеко от Карибского моря…
— Да, Иеманджа – это могущественная богиня. И существует красивая карибская легенда, связанная с ней и янтарем. У нас в Калининграде сконцентрировано от 70 до 90 процентов всех мировых запасов янтаря. А он еще добывается в Доминикане и в Японии. Причем в Доминикане добывают очень редкий и очень дорогой голубой янтарь, а в Японии – красный, «называется кровь дракона». Это связано со смолами тех деревьев, из которых формировался там янтарь. Так вот, согласно легенде, янтарь, который находят в доминиканском песке – его выносит море на берег после того, как Иеманджа, рассердившись на то, что эти камешки недостойны ее царского внимания, выбросила их в сердцах! Накануне она как раз разбирала свою шкатулку, что-то ей не понравилось – и она выбросила их. И, соответственно, поднимались большие волны – ведь море волнуется, когда богиня сердится. А ведь янтарь и у нас, в Калининграде, находят как раз после шторма… И, возвращаясь к легенде, получается, что это – дар богини людям.

— А другие ваши украшения, откуда они – и какие они?
— В основном, Европа: например, Греция, включая Крит, или Испания. Но есть также, например, из Иерусалима, из Дубая и Пекина. Подозреваю, что в прошлой жизни я жила в Греции – потому что там я себя чувствую, как дома. Мы там были, наверное, уже более десяти раз, практически на всех островах, и теперь в планах посетить Корфу, про который писал Джеральд Даррел в книге «Моя семья и другие звери», люблю ее с детства. Большинство моих украшений – из серебра. Дело в том, что местные мастера во всем мире очень часто используют серебро – это очень благодарный, очень дружелюбный, очень легкий в обработке материал – плавкий и ковкий, при этом он относительно недорогой. А если говорить о том, какие украшения привожу чаще всего – то это серьги, подвески, кулоны, какие-то интересные браслеты. Например, на одном из греческих островов, наверное, на Крите, я купила серьги в форме солнышек, с местным греческим голубым опалом посередине. Очень красивые, очень… греческие. Есть также и украшения из кораллов.

— А вот скажите пожалуйста, Елена, если говорить уже о драгоценных камнях. Бриллиант – это король, самый ценный камень. А что потом идет – сапфиры, изумруды или рубины?
— Вы знаете, как это ни удивительно, но есть сорт нефрита, который в принципе является полудрагоценным камнем, но один его сорт, белая, а не зеленая его разновидность, он называется «белый лотос» и оценивается дороже бриллиантов. А в целом – сапфиры, изумруды и рубины, это камни высшей категории, все они стоят в целом на одной позиции – второй после бриллиантов. А дальше идут остальные минералы – это уже, в основном, полудрагоценные камни, как и нефрит – за исключением того самого «белого лотоса». Но многое также зависит от того, кого спрашивать. Если спросить китайцев – то они скажут: самые ценные камни – это не бриллианты, не рубины, это тот самый обычный нефрит! Раньше он считался императорским и был недоступен простолюдинам. Это национальный камень у них. В Китае ему с древности приписываются многие магические свойства. Даже сейчас любая китайская девушка, когда она достигает определенного возраста, кажется, шестнадцати лет, первое, что она себе покупает – это нефритовый браслет. Причем не из отдельных камешков – а именно цельный браслет, из массива. И носит его до конца жизни.

— Получается, нефрит – это сакральный камень в Китае?
— Да. Кроме того, нефрит отражает состояние здоровья своего хозяина. Он может потемнеть, потускнеть, изменить оттенок.

— Это правда?
— Это правда. Точно так же работает бирюза. Если хозяин заболевает – то и бирюза болеет. Она реагирует на изменение состояние тела, в том случае, если имеется ее постоянный контакт с телом. И так же реагирует нефрит. Ведь когда человек болеет, то состав его кожи и выделений меняется. И камень реагирует на эти изменения. Это химия. И в Китае этот камень отвечает за многие сферы жизни. Например, до сих пор многие китайские бизнесмены или дипломаты перед важными переговорами берут с собой специальные нефритовые пластины. Считается, что нефрит не только обеспечивает своему хозяину защиту, как, например, черный агат, но и еще, как бы поточнее выразиться, чтобы линия жизни хозяина была максимально благоприятной, чтобы все обстоятельства в жизни складывались для него максимально благоприятно.

— А у вас нет своего тотемного камня?
— Вот прямо в таком качестве – нет. Хотя нефрит у меня есть. Но я зачастую ношу с собой кусок янтаря, который купила когда-то в Иерусалиме. Причем это так называемый незрелый янтарь, то есть не прошедший все стадии формирования настоящего янтаря. Интересно, что при продаже местного янтаря местные торговцы там рассказывают красивую историю о том, как волхвы принесли на Рождество Спасителя дары – и среди них что было?

— Что же?
— Ладан! А что такое ладан? (смеётся)

— Скажите вы…
— Это тот самый незрелый янтарь, та самая смола. По сути, я купила тогда в Иерусалиме ладан – это ведь смола, не окаменевшая до состояния янтаря. Он твердый – но все-таки еще не столь твердый, как янтарь. Но если его поджечь – он будет пахнуть, как смола. Именно так проверяют янтарь на подлинность.

— Хорошо. Давайте теперь поговорим про вашу работу экспертом на Shopping Live.
— Да, я — эксперт брендов украшений из натуральных камней World of Gemstones, а также и украшений из янтаря с серебром – Ages of Amber. Причем вещи, о которых я рассказываю в эфире – это не эзотерика, это литотерапия. А литотерапия – это наука.

— Вы так полагаете?
— Все-таки наука, это не эзотерика. Могу рассказать то, что знаю сама. Литотерапевтами очень часто становятся геологи и геммологи. Специалисты, люди, которые не понаслышке знают камни и минералы, хорошо понимают их энергетику. По сути, камни – это стихия. И литотерапия – это наука о влиянии натуральных камней на жизнь и здоровье человека. Как литотерапевты объясняют это влияние? Любое физическое тело – вы, я, стол, телефон на столе, камни – состоят из молекул. Молекулы, в свою очередь, состоят из атомов, а атомы – из квантовых частиц. Что такое квант? По сути, это сгусток энергии, согласно физике элементарных частиц. Каждому кванту свойственны свои уникальные колебания, свои вибрации. Соответственно, любое физическое тело обладает своими уникальными колебаниями. И, таким образом, каждый минерал, как физическое тело, также обладает своими вибрациями.

— Как говорил Боб Марли, «позитивные вибрации»…
— Но они не всегда позитивные. Вот, например, обсидиан я носить не стану. Этот минерал, этот камень известен с глубокой древности. В каменном веке из него изготовлялись наконечники для стрел… Но – не мое. Вот и у человека – свой набор вибраций. Когда человек здоров – его тело настроено на гармоническую частоту, на здоровую частоту. Образно говоря, его оркестр играет слаженно. Если возникают проблемы, когда какой-то орган заболевает – то оркестр, весь организм начинает фальшивить, гармония нарушается потому, что колебания его тела меняются.

— И камни могут это балансировать?
— Да. В литотерапии считается, что если правильно подобрать камень, минерал, с определенной частотой квантовой вибрации и носить его на теле, то вибрации этого нездорового органа подстроятся под правильные вибрации этого камня.

— А как определить этот правильный – для себя – камень?
— Существуют буквально тысячи, миллиарды методов, начиная от гороскопов и заканчивая физическими свойствами минералов.

— Ну, гороскопы – это…
— Понимаю. И я бы предложила единственный верный: вы выбираете камень сердцем. Интуитивно. Это то, что цепляет глаз, это то, что хочется взять в руки. Причем вы взяли это украшение или изделие в руки – и какое-то время носите его, а потом понимаете: не хочу его больше видеть – то это не значит, что этот камень – не ваш. Это значит, что он сделал для вас все, что необходимо.

— Таким образом, в жизни может быть несколько своих камней?
— Безусловно. И это могут быть самые разные камни – на самых разных этапах жизни, для самых разных задач. Например, когда я иду на эфиры здесь на Shopping Live, то всегда кладу себе в карман агат. Зеленый агат был любимым камнем Александра Македонского. И мой агат – тоже зелёный. Дело в том, что агаты, помимо очень сильных у этих камней охранных функций, также способствуют красноречию, риторике. Что важно для меня как для телевизионного эксперта.

— Елена, а каким образом вы как раз стали экспертом на Shopping Live?
— Мне позвонила продюсер по имени Белла. Она сказала, что прочитала мое резюме и мой блог в Instagram, где было много про камни. И я спросила ее: вы уверены? Ведь по первому образованию я – инженер-сварщик, а по второму – управленец. Еще работала журналистом. И мне сказали: нас все устраивает.

— И в каком году вы пришли сюда?
— В феврале этого года. Получается, совсем недавно я начала работать экспертом брендов украшений World of Gemstones и Ages of Amber, экспертом по натуральным камням. Причем мой первый эфир был ужасным, Кирилла Просвиренникова я назвала Алексеем… (смеется). Но мне правда было очень страшно – ведь я всегда стояла по другую сторону баррикад и там мне было всегда комфортно, вот как вам сейчас. А тут – совсем другое. Меня переставили на другую сторону, вывели из зоны комфорта. Но, выходит, справилась! Если говорить о бренде Ages of Amber, то мне очень нравится их дизайн. Это янтарь в серебре. Он очень нестандартный. Собственно говоря, ювелиры, которые работают с этим брендом, очень творчески подходят к своей работе. Они сумели в дизайне украшений раскрыть суть этого металла, серебра. Дело в том, что эзотерики считают, что янтарь – это не камень и не минерал, а сгусток солнечной энергии, в чистом виде. И дизайн Ages of Amber очень хорошо раскрывает душу янтаря. Там очень часто используются как растительные, флористические мотивы, так и элементы фауны, и все это органично сочетается с энергией солнца, сокрытой в янтаре…

— Если говорить о бренде World of Gemstones: здесь речь идет именно о литотерапии?
— Да. Ведь в этом бренде используются только натуральные камни, нет никаких синтетических поделок, нет так называемых облагороженных камней. Именно поэтому здесь уместно говорить о литотерапии – ведь все камни в украшениях бренда натуральные, как их создала природа. Если это родонит – то он своего естественного цвета, немного, я бы сказала, недокрашенного. А если это нефрит – то это настоящий, натуральный нефрит. Здесь акцент сделан именно на красоте самих камней. Лаконичный дизайн бренда как раз подчеркивает эту красоту, ставит именно камень на первое место – его структуру, его оттенок, его форму, его блеск. А оправа в данном случае – это уже как трон для властителя.


Звёздный блиц:

— Любимый камень?
— Я – Лев по гороскопу. Очень люблю два камня – бриллианты и янтари. Эти камни я ношу, когда мне требуется уверенность, хоть в целом я и уверенный в себе человек.

— Любимый цвет?
— Синий. Все оттенки синего. Но сапфир не является любимым камнем, и, хотя серьги с сапфирами у меня все-таки есть, но надеваю их очень редко.

— Есть у вас любимый актер?
— Аль Пачино. Очень нравится его внутренний настрой.

— Ваш отпуск мечты?
— Обожаю перемещаться с места на место, не люблю оставаться на одном месте дольше двух ночей. Путешествую всегда с мужем, мы арендуем машину, прочесываем всю местность – общаемся, соответственно, с местными жителями и обязательно пробуем местную кухню. Поэтому любой мой отпуск — это отпуск мечты!

— Как бы вы описали себя одним словом?
— Любопытная!

Текст: Сергей Пашкевич

Фото: Алексей Хромушин

Отправить ответ